Loading...

Петр Нестеров, который парит в облаках

3 августа 2012

Можно было не делать акцент на этой фамилии. Можно, если бы не совпадение еще и в имени со знаменитым авиатором Петром Николаевичем Нестеровым, впервые в мире выполнившим «мертвую петлю». К тому же, обоим в разное время неудержимо захотелось испытать состояние близкое к парению птиц — оба увлеклись воздухоплаванием.
Павлоградец Петр Нестеров отрицает всякую взаимосвязь с именитым тезкой, однако, видно по всему, совпадения ему приятны. Первый Петр летал на военных самолетах, второй — летает в небе на мотодельтапланах. Причем продолжает этим заниматься в свои 65 лет. К слову сказать, на аппаратах собственной конструкции.
Колесил по свету в поисках романтики
— Я жил на окраине Кривого Рога, в поселке Романовка, — вспоминает Петр Александрович. — Там в 50-е годы стоял полк тяжелых бомбардировщиков. Потом этот полк передислоцировался, и на аэродроме расположились ИЛ-76 — это грузовые машины военно-транспортной авиации. Вот там мы, мальчишки, чаще всего и проводили время. Завидовали, конечно, летчикам, провожая взглядом самолеты. Но я тогда почему-то убеждал себя, что мне летать не дано. Ну не достать мне до неба!
Теперь он сожалеет о низкой планке самооценки, которую сам себе и установил в те далекие детские годы.
— Конечно, всем нам, ребятам послевоенной поры, хотелось стать летчиками. Но для меня летчики были, как небожители, очень уж особенным казался мне этот народ. А кто я такой? Парень с рабочего поселка. Воспитывали меня бабушка да улица. К школе я относился более чем прохладно. Но понимал, что для летного дела нужны и физика, и математика. Потом не раз пожалел об утраченном времени. Единственное, что меня привлекало, так это авиамоделирование. К слову сказать, в кружках детского технического творчества в те годы недостатка не было. Судомодельный, авиамодельный — самые любимые у ребят.
На занятия кружка приходилось ходить на узловую железнодорожную станцию Червоная. Интерес к моделированию не пропал и после того, как закончил школу, получил специальность плотника, прослужил армейский срок в Забайкальском военном округе, поработал в артели старателей на берегу Охотского моря. Колесил по свету в поисках романтики и острых ощущений.
Но, пожалуй, самые острые ощущения испытывал только в небе. Тот первый свой полет помнит до мельчайших подробностей.
…В запасе у него были лишь сутки, когда, возвращаясь из командировки, решил заехать к другу детства. Того дома не оказалось. Встретила жена друга :
— На аэродроме Василий, дежурит там. Дельтапланы охраняет, такой же, как и ты, ненормальный. Иди туда, здесь недалеко.
На запасном аэродроме увидел ряды дельтапланов. Вот она, осязаемая мечта! Но, как говорится, видит око, да зуб не ймет. Василий понял, что чувствовал друг в эти минуты.
— Дождись вечера. Приедет начальство, будут инструкторы. Скажу, друг детства проездом. Может, уважат…
Полетел пассажиром. Потом полеты стали регулярными. До пятницы работа, в выходные — на аэродром учиться летать. Со временем мог уже держать трапецию, подвинуть ее вперед, назад, ощутить в руках весь аппарат. Но пройдет еще немало времени, прежде чем пилот-самоучка поднимется в небо на дельтаплане «собственного производства». Чистой воды романтики, люди, подобные Петру Нестерову, обычно небогаты, но, как говорится, на выдумку хитры.
Под мостом пролетел, как Чкалов
Он любитель экстремальных ситуаций, чтобы на себе ощутить и невесомость, и перегрузки, и способность увернуться от степного орла, пытающегося прогнать чужака, пикируя на дельтаплан.
— Меня часто спрашивают, что я ощущаю в полете. Но это же не передать словами!
Однажды приехал в Павлоград чешский аттракцион. Приглянулась там Петру одна штуковина. Сама крутится вокруг собственной оси, а на ней еще перекладина, вращающая тебя, как на турнике. Такая мощная центрифуга. Там, наверное, центробежные силы будь здоров, подумал про себя. Взял билет. Испытал большие перегрузки. Но выдержал, хотя очень немногие из друзей решились последовать его примеру.
Он всегда готов пойти на риск, если это ему интересно. Однажды задумал пролететь под мостом через Волчью на дельтаплане. Перед этим все ходил по набережной, примерялся, высчитывал. Вроде должен «вписаться». Решил, что экстремальным полетом отметит свой очередной день рождения. Созвонился с друзьями. Те отговаривали, зачем, мол, хулиганить в его-то годы. А он им напомнил Чкалова и тот его полет в 1940-м году под Кировским мостом в Ленинграде. Тоже ведь поступок летчика называли и хулиганским, и безрассудным. Да и другие известные летчики разве всегда по правилам летали и не трюкачили?
Словом, стал ждать хорошей, безветренной погоды. Опасения все же были — по сути, переправа через реку состояла из двух мостов, к старому пристроен тот, что поновее. Вся конструкция стоит на четырех опорах. При этом расстояние между опорами одной пары меньше, чем другой. И высота неодинакова. Но это было им учтено.
И вот сентябрь 2010 года. Павлоградский воздухоплаватель Петр Нестеров на своем мотодельтаплане «Фаэтон»» дважды пролетел под автомобильным мостом через Волчью, который соединяет микрорайоны Шахтостроителей и Городище с центром города.
Конечно, рисковал. Волновался, что в момент прохождения под мостом вырастет плотность воздуха, и его поднимет вверх. Отбросив всякие «если» да «авось», полетел. Его снимали с двух видеокамер: одна находилась на берегу у моста, другую пилот установил у себя на защитном шлеме. Идея экстремального полета, которая вынашивалась полгода, реализовалась.
Не пора ли все-таки, спрашиваю, ему, пенсионеру, завязывать с полетами?
— Может, и пора, — задумчиво отвечает Петр Александрович, — но пока я к этому не готов. Долго без полетов не выдерживаю. Хотя подниматься в небо стоит немалых затрат. На час полета нужно примерно 13—16 литров бензина, в зависимости от мощности двигателя. Потом с каждым вылетом истощается моторесурс двигателя. Приходится все считать — на пенсию не разгонишься.
Можно было бы увлечение превратить в бизнес, принимая заказы от молодоженов или обслуживая какие-то мероприятия, но Петр Александрович говорит, что не ставит перед собой задачу зарабатывать деньги, работая воздушным извозчиком. Было время, его приглашали на море, катать на дельтаплане отдыхающих. Отказался. Потому что любит с небом быть один на один. И потом он не просто летает, а летает с кинокамерой, стараясь запечатлеть все, что трогает его душу. У Петра Александровича сотни фотографий, которые он размещает на своем сайте в Интернете. Снимки утреннего рассвета и вечернего заката, лунной ночи и радуги над полем. И названия к ним подбирает романтичные. Вот хотя бы одно из них : «Вечернее соло «Маэстро».
Только теперь, когда вышел на пенсию, а дети пошли своей дорогой, есть возможность полностью отдаваться любимому делу, считает Петр Нестеров. Но годы, конечно, свое берут. А так хочется кому-то передать и свои знания, и любовь к небу. Но в городе дельтапланеризм не культивируется, из-за низкой зарплаты не задерживаются руководители когда-то очень успешного авиамодельного кружка.
А пока они летают: Юрий Филиппов, Петр Нестеров, Геннадий Мальгин и кубинец Томас Лагонаварро. Все пенсионеры, верные своей юношеской мечте.
Очень хотелось и мне испытать удивительное чувство парения в небе. К сожалению, в ремонте оказался двигатель дельтаплана. Однако условились, что полетим обязательно.
«Маэстро» из подручного материала…
— Конечно, мне очень хотелось сконструировать свой летательный аппарат. Но где взять деньги? Даже гараж не на что было построить. Но я загорелся и начал потихоньку собирать конструкцию. С запчастями помогли друзья-криворожане. Двигатель сделал из пожарной помпы. На крылья нужна была дорогая американская ткань — дакрон. Кстати, новый дельтаплан стоит порядка 38 тыс. евро. Удовольствие не из дешевых.
Подобралась команда таких, как и Петр, одержимых стихией полета. Клуб «Аист» в 80-е годы был очень знаменит. Здесь конструировали летательные аппараты сначала по чертежам журнала «Моделист-конструктор», потом их совершенствовали путем собственных проб и ошибок.
— Когда я чувствовал, что не хватает знаний, — признается Петр Александрович, — звонил другу Валерию, он инженер-технолог, самолет сконструировал. А так все искал сам, копался в Интернете, читал специальную литературу, ездил в Днепропетровск, там тоже есть любители.
Петр Александрович Нестеров построил и испытал четыре мотодельтаплана: «Ромео», «Маэстро», «Фаэтон» и «Близнец». Освоил и испытал 16 других аппаратов. Налетал на них 767 часов и более 50 тыс. километров. Поднимался на высоту 1300 метров. Несколько раз совершал аварийные посадки. Получал травмы.
— У нас у всех есть «боевые ранения». Но мотодельтапланеризм не опаснее, чем езда на машине или прогулки на яхте. Главное — знать правила и соблюдать технику безопасности. И если бы мне в мои 65 с «гаком» сегодня предложили без подготовки слетать в космос — я б слетал, — мечтательно произнес мой собеседник.
www.zorya-gazeta.dp.ua

При использовании материалов сайта гиперссылка на pavlonews.info обязательна

No comments yet.

Имя (required)
E-mail (required - never shown publicly)
URI
Your Comment (уменьшить размер | увеличить размер) Вы можете использовать теги <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> в своих комментариях.