Loading...

Дмитрий Модестов: Полигоновская весна, море РСЦ и отцовские сапоги

8 июня 2013

Полигововские пацаны в Дн-скеДело было на Полигоне в промежутке между поздней зимой и ранней весной. Той зимой снегу было много – и к тому времени он уже почти весь растаял, образовав огромное лужи разной величины.

На фото: Володька Лутай — по центру второй ряд, Дима Модестов — справа, слева Валерка Калёв, по центру внизу — Ваня Степаненко.

По ночам еще хорошо подмораживало, поэтому лужи были покрыты тонким льдом, который, несмотря на свою тонкость, по утрам и вечерам мог выдержать вес школьников начальных классов. А мы, Володька Лутай и Димка Модестов в ту пору как раз ими и являлись.

Большое количество глубоких луж манило нас на подвиги по измерению глубины тех водоёмов. Глубину мы измеряли прямым измерением с помощью собственных ног, обутых в сапоги.

Возможности метода ограничивались только высотой наших детских сапог, глубже которой (увы!) начиналось наполнение обуви талой водой, за что мы получали от родителей по загривку.

Наши пытливые умы не могли пропустить тот шикарный, хоть и короткий период для познания мира и глубины полигоновских водоёмов. Выход был найден: отцовские сапоги. Мы решили задействовать этот мощный инструмент для измерения водных глубин.

И вот настал день испытаний.

После утреннего разгрызания гранита науки в школе №4 (ещё старое здание), мы избавляемся от портфелей и впрыгиваем в высоченные отцовские сапоги.  Отцы повышают на заводе производительность социалистического труда, а мы, их пытливые чада, обувшись «по самое немогу» (девчoнкам по пояс будет), отправляемся в глубоководную экспедицию.

Все близлежащие водоёмы мы быстро обмеряли без страха. Требовался более серьёзный полигон для испытания . Тут Мы одновременно вспомнили про водные просторы возле РСЦ (ремонтно-строительный цех). Уже вскоре наперегонки мы ринулись в тот регион, пока не закатилось солнце, и пока хозяева обуви мирно строили свои ракеты.

А надо сказать, что возле РСЦ летом были вырыты технологические ямы для гашения извести для строительных нужд. Глубиной они были метра два, если не больше.

Туда мы и устремились, как настоящие мореплаватели-первооткрыватели. Нас манила неизведанность . Достигнув берегов РСЦ-вского моря, мы обнаружили, что оно подмерзло, лёд там уже довольно прочный, и нам, судя по всему, придётся по совмещению поработать ледоколами.

Каждому хотелось достигнуть района экстремальных глубин первым, поэтому в соревновательном порыве мы двигаясь параллельными курсами, ломая отцовской обувью лёд, при этом измеряли глубину и пытались первыми достичь заветной цели.

В пылу борьбы за первенство в итоге мы пришли к финишу «ноздря в ноздрю», и одновременно занесли ноги над бездной ближайшей известковой ямы, совершенно забыв о безопасности плавания на водах. Каково же было наше удивление, когда одновременно мы оказались по шею в воде, и не ощутили дно под ногами!

А плавать тогда мы ещё не умели, тем более в полной выкладке. И только благодаря природной ловкости мы успели как-то мгновенно развернуться и ухватиться за край ямы. В следующее мгновение аки пингвины мы выпрыгнули из ледяного водного плена и испуганные, насквозь промокшие помчались домой.

Вечерело. Солнце садилось, одежда леденела, вода в сапогах хлюпала. Юные герои-естествоиспытатели тоскливо топали домой в предчувствии грандиозной взбучки за неосторожное поведение на водах, порчу отцовского личного имущества и провокацию простудных заболеваний.

По совокупности преступлений, совершённых за столь короткий промежуток времени нам светило пожизненное заключение дома с принудительным обучением наукам, без права общения с природой.

В таком вот грустном настроении мы дошли до одноэтажной общаги на улице Почтовой (сейчас там детский садик — уже двухэтажный). Заходим внутрь помещения на общую кухню погреться — уже обледенелые до костей: всё-таки не май месяц!

А там в это время личный состав заведения: молодые спецы и командированные готовились к приёму пищи. Увидев подрастающее поколение (т.е. нас) в таком плачевном состоянии, они сразу же приняли экстренные меры для нашего спасения: раздели догола, растёрли водкой (или спиртом), одели в сухую тёплую одежду, напоили горячим чаем. А нашу промокшую амуницию и главное отцовские сапоги начали экстренно сушить с помощью печки и батарей отопления.

Эта процедура заняла довольно продолжительный отрезок времени. Стемнело.

Хорошо, что раньше не было мобильных телефонов. Поэтому родители узнали о нашем появлении де-факто — когда мы предстали пред их ясные очи: сухие, чистые, счастливые, немного уставшие. И нам впаяли только условный срок за нерациональное использование внешкольного времени во вред приготовлению уроков.

Мы с Володей до сих пор благодарны тем безвестным жителям общаги, которые нас обогрели, обсушили и спасли от родительского гнева.

При использовании материалов сайта гиперссылка на pavlonews.info обязательна

No comments yet.

Имя (required)
E-mail (required - never shown publicly)
URI
Your Comment (уменьшить размер | увеличить размер) Вы можете использовать теги <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> в своих комментариях.